Новая экономика касается всех

Новая экономика касается всех

Мы все чувствуем, что 2020 год стал для бизнеса, для экономики поворотным. Интуитивно мы понимаем, что дело не только в COVID, он лишь выполнил роль спускового механизма, который запустил процессы столь фундаментальные, что обратно мы уже не вернемся. Больше не будет «как раньше». Правда, пока у нас не очень качественно получается осознать глубину изменений и разглядеть направление движения в будущее.

Сделаем очередную попытку вместе с авторами курса по предпринимательству в новой экономике, которые уже сегодня готовы рассказать о новой экономике и ее особенностях.

ady-teenagerinro-kwIbdzJa_yA-unsplash.jpg

Один консультирует бизнес по вопросам стратегических изменений, другой стал сокуратором программы «Предпринимательство в новой экономике», оба оперируют понятиями с явным налетом новизны. Их задача — анализировать смену экономических парадигм и прогнозировать будущее. Наши спикеры — Юрий Филатов, директор Школы новой экономики MACS, CCO Universal University, консультант по стратегическим изменениям, и Андрей Дунаев, предприниматель, сооснователь Philtech Initiative, основатель Impactful, со-куратор программы «Предпринимательство в новой экономике», Школа новой экономики MACS.

Из перечисления статусов и заслуг участников диалога многое становится понятно: говорить будем о «новой экономике», о ее ценностях, о будущем, которое никто не угадал в деталях, но оно уже наступило, и о том, как воспитать в себе предпринимательское мышление, подходящее для форсайтинга и статуса «лидер трансформации». И даже если вы — малый бизнес, зря думаете, что вас это не касается. Наши спикеры убедительно докажут, почему вы ошибаетесь, и чего вам это будет стоить.


— Какие фундаментальные сдвиги в экономике свидетельствуют о смене ее парадигм?

Андрей Дунаев:

— В списке лидеров индустриальные компании уступили место цифровым. Apple на днях достиг оценки в $2трлн, еще в марте он стоил $1 трлн. Лишь несколько из гигантов двадцатилетней давности сегодня стоят больше $100 млрд. Против цифровых компаний уже поднялась волна политического давления, растет количество антимонопольных исков, поданных к ним, их руководителей вызывают на беседы в Конгресс. Всё это не просто рост цифровых компаний, это объективное превосходство новой экономики, наиболее заметной частью которой сегодня и являются цифровые гиганты.

Чтобы разобраться, что именно происходит, что будет дальше с производителями цифровых и нецифровых товаров, с покупателями, надо проанализировать, что изменилось.

Средний и малый бизнес может думать, что его это не касается, но и там сверхприбыли монополистов, быстрая автоматизация и ряд новых технологий, в том числе организационных и финансовых (аддитивные технологии, нейронные сети, горизонтальные модели организации, распределенные реестры), будут не просто банкротить компании, но и отправлять в историю целые отрасли. Конечно, мимо общества это бесследно не пройдёт: массовые увольнения, необходимость для миллионов людей переучиваться, исчезновение одних профессий и появление других, которым ещё нигде толком не учат, — все это реалии перехода к новой экономике. 

Юрий Филатов:

— Все эти процессы начались не вчера, пандемия лишь ускорила изменения: цифровизация, нарастающая неопределенность среды благодаря проникновению технологий и трансформация  общественных ценностей. Мы видим, как от компаний требуют открытости и прозрачности, как инклюзивность и устойчивость в производстве влияет на продажи, как потребитель все чаще выбирает компанию не только по продукту и цене, но и по её культуре и принципам, которые соблюдаются при ведении бизнеса.

Пандемия поставила нас перед выбором: мы можем жить дальше в капиталистической модели и будем иметь соответствующие последствия, а можем признать, что происходящие изменения существуют, что роботы и искусственный интеллект не отбирают работу, а открывают новые возможности. Мы должны адаптироваться к этим изменениям, чтобы жить лучше. Важно говорить про новую экономику именно сейчас, когда все меняется, важно дать предпринимателям и лидерам изменений выбор, какой мир будущего они хотят построить.


— Какие явления новой экономики противоречат сложившимся подходам к созданию, развитию и управлению компанией?

Андрей Дунаев:

— Президент, совет директоров, вице-президенты, руководители направлений и департаментов, линейные руководители, лидеры рабочих групп, рядовые сотрудники и исполнители — они просто перестают успевать принимать решения, возникают новые механизмы управления и делегирования, распределения власти и ответственности. Годовые управленческие и финансовые циклы в компаниях, формирование стратегий и планирование — все существенно меняется.

Внутренний маркетинг и разработка продуктов уже не столь эффективны. Выигрывают компании, в которых клиенты участвуют в формировании услуг и продуктов, а последние меняются вслед за изменением потребностей.

Модели найма на постоянной основе и офисной работы в некоторых отраслях уже очевидно проигрывают временным и удалённым форматам. Компания не ограничивают свои возможности по найму радиусом в 50 км от офиса, потому что дальше и дольше люди ехать не хотят. Сотрудники могут без ограничений участвовать параллельно в нескольких проектах разных компаний.

Кардинально меняются модели мотивации. Многие руководители до сих пор используют финансовую мотивацию как единственную или основную — это подталкивает людей постоянно переходить с места на место и сильно удорожает труд. Все больше людей работают в том или ином месте, потому что им действительно важен результат, миссия компании совпадает с их персональными ценностями. Такой подход сложнее реализовать, у многих компаний это может не получиться, но те, кто добьются такого совпадения ценностей со своими сотрудниками, получат гораздо более устойчивые, производительные и недорогие команды.

Расширяется практика внутренней и внешней коммуникации в области этичности деятельности компании, ответственности за сотрудников, окружающую среду, отношение к политическим и этическим вопросам. Долгое время компании маскировали реальную деятельность, создавали фиктивный публичный образ. Сегодня, находясь в парадигме новой экономики, они движутся к прозрачности, честности и реальной эффективности.

Эти процессы определяются и технологическими факторами: у каждого в кармане диктофон/видеокамера, все постоянно в онлайне — информация быстро становится публичной. Всё измеряется, данные становятся все более дешевыми, их все легче хранить и передавать. Влияют и культурные факторы: защита прав — мощный тренд, люди богатеют и всё меньше готовы работать только ради денег. Они начинают требовать от работодателя определенных условий труда, соблюдения экологических стандартов, культурных и этических норм, методы принуждения и приказного управления работают всё хуже.

christina-wocintechchat-com-glRqyWJgUeY-unsplash.jpg


— Почему вы называется новую экономику принципиально более мощной и здоровой, то есть позволяющей человечеству одновременно стать намного богаче, чувствовать себя при этом лучше и наносить меньший ущерб природе?

Андрей Дунаев:

— Экономика и законы, по которым она существует многие годы, сильно ограничивает массовый доступ к основному источнику развития и богатства людей — информации. Коммерческая тайна, патентное право, лицензионные ограничения оставляют лишь небольшому количеству людей возможность пользоваться преимуществами, которые дают новые знания.

Эти институты были созданы в начале индустриальной экономики, чтобы вознаграждать ученых, изобретателей и инженеров и стимулировать их отдавать свои новые знания в экономику. Сегодня эти же институты не дают миллиардам людей пользоваться достижениями цивилизации. Новая экономика решает это противоречие, позволяя авторам и изобретателям получать достойное вознаграждение за создание новых знаний и решений, и при этом никого не ограничивает в их использовании. Людям предлагаются новые модели ценообразования, в которых стоимость и цена товаров стремительно падает по мере роста их популярности. Эти возможности и делают людей значительно богаче.

Также в новой экономике меняется форма конкуренции — через ограничение доступа к информации больше не получается доминировать, конкуренция выстраивается на основе скорости внедрения инноваций. Лидерами становятся те, кто может быстрее других создавать и реализовывать новые решения.

Новая экономика ставит потребителя на более важное место и задает понимание, что без потребителя нет и производителя. Человек перестает быть рабочим и экономическим ресурсом. Уже сейчас говорят, что рынок производителя меняется на рынок потребителя — то есть не производитель, а потребитель определяет, какой товар будет куплен. Это следствие роста предложения в современной рыночной экономике. В новой экономике этот эффект будет нарастать, в итоге потребитель еще более активно будет влиять на производство товаров, у компаний будет расти понимание того, что доверие и благо для покупателей — источник их жизни. Они будут действительно заботиться о своих потребителях.

Юрий Филатов:

— Фундаментальные драйверы капитализма теряют силу: всё больше продуктов (по доле в потреблении и совокупной стоимости) создаются без использования существенных человеческих трудозатрат и энергии; возврат на капитал (способность капитала создавать прибыль) неуклонно падает уже больше полувека, то есть капитал буквально перестает существовать. Люди освобождаются от необходимости трудиться и потребляют всё больше копируемых товаров. Всё меньше людей нужно, чтобы всех накормить, одеть и построить дома. При этом стоимость привлечения денег (кредиты, займы, инвестиции) падает. Дефицит финансового и производственного капитала сменяет избыток, капитал перестаёт быть ограничением в развитии общества в целом.

С другой стороны, смещаются ценности новых поколений. Всё меньше людей готовы работать ради денег, всё меньше хотят владеть домами и машинами, всё меньше ценят должности и социальный статус. Напротив, растёт ценность свободного перемещения, возможность иметь меньше имущества и заниматься осмысленным делом. Люди в целом стремительно богатеют, всё больше получают образование и живут активно гораздо дольше.

adeolu-eletu-unRkg2jH1j0-unsplash (2).jpg


— Каков портрет лидера изменений, каковы его ключевые качества?

Юрий Филатов:

— Глобально можно различать три типа лидеров изменений.

  1. Корпоративные предприниматели, неравнодушные к переменам. Если вы смотрели ролик, где Илон Маск уговаривает менеджмент своей компании поддержать его идею полета в космос, то это именно тот самый случай — это двигатели инноваций, изменений, желающие поменять привычный ход вещей в компании и поддерживающие любые перемены.
  2. Социально активные граждане, ярко проявляющие свою гражданскую позицию и вносящие посильный вклад в изменения общества и окружающей среды.
  3. Предприниматели и инвесторы, которые создают компании и продукты, меняющие индустрии, отрасли и оказывающие высокое влияние (high-impact) на общество и окружающую среду.

Пандемия обострила запрос на лидеров изменений в бизнесе, обществе и даже в политике. Привычные инструменты, практики и бизнес-модели перестали работать, необходимы изменения, пути трансформации. На мой взгляд, пандемия просто поставила перед нами вопрос: мы хотим вернуться к тому же миру, который был до вируса, или хотим что-то изменить вокруг себя, в работе, в жизни.


— Как узнать, какой будет экономика будущего? Экономической футурологии и предугадыванию можно научиться, или в основе этого знания интуиция?

Андрей Дунаев:

— Мы предпочитаем разобраться в том, что же такое экономика, из каких основных элементов она состоит, как они менялись в предыдущие большие эпохи (индустриальная, аграрная экономика), как это было связано с научными открытиями и технологическими изобретениями, как повлияло на устройство общества. Это переводит нас из состояния угадываний и интуитивных предположений в состояние системного анализа происходящего.

Быстрые, видимые изменения в современном мире (волатильность) не противоречат предсказуемым глубоким трансформациям, о которых можно говорить наверняка.

Например, было понятно, что открытие электричества изменит мир, как и атомная энергия, интернет, квантовая физика, генетика — невозможно предсказать точно, что принесут подобные технологические открытия, прорывы, но всегда понятно наверняка, что они точно кардинально повлияют на мир, человека и экономику. Сегодня среди мощных факторов влияния — нейронные сети, распределенные реестры, нейроинтерфейсы, редактирование генов, квантовые компьютеры, децентрализованные организационные модели, копирование.

С приходом новых знаний и технологий неизбежно менялось и общество. При переходе к аграрной экономике пришлось изобрести социальные вертикали и построить институты религиозной и светской властей. При переходе к индустриальной экономике пришлось отказаться от рабства и изобрести массовое образование и медицину, гражданские права и институты их защиты. Переход от капитализма к новой экономике также требует новых общественных отношений, нового общественного договора, новых правил распределения благ, новых понятий и в экономике, и в общественной жизни.


— Предпринимательское мышление: с этим рождаются или этому можно научиться?

Юрий Филатов:

— Последние 12 лет я занимался предпринимательством, честно говоря, при этом никогда не задумывался, было ли у меня предпринимательское мышление или какое-то другое. Но я бы совершенно точно выделил следующие параметры такого мышления, которые отличают его от непредприимчивого.

  Ответственность — ключевое свойство предпринимателя. За все принимаемые решения ответственность будешь нести ты и больше никто, к этому нужно привыкнуть и быть готовым. Бездействие, кстати, — тоже решение, за которое ты несешь ответственность.

  Гибкость мышления: многое в предпринимательстве идет не по плану, я бы даже сказал, в основном все идет не по плану, особенно в начале пути. Но это неплохо, хуже, когда ты не проявляешь гибкость и не используешь открывающиеся возможности. Умение видеть ситуацию с разных сторон — важнейшее свойство предпринимательского мышления.

  Устойчивость к риску также отличает предпринимательское мышление: люди, не готовые рисковать, слишком много и долго просчитывающие все варианты обычно являются ретроградами и не поддерживают изменения. Рисковать нужно, адекватно просчитывая последствия и учитывая варианты развития событий.

По предпринимательству и в особенности личному развитию написано слишком много книг — в них пропагандируются навыки коммуникабельности, нетворкинга, умения работать с командой, тайм-менеджмент, медитации и другое. Я знаю очень много предпринимателей, как в малом бизнесе, так и среди миллиардеров, и могу с уверенностью сказать, что не существует универсального портрета успешного предпринимателя с набором определенных качеств, которые ему гарантируют успех в бизнесе. Есть очень неприятные в общении, но успешные предприниматели, есть те, кто совершенно не командный игрок, но построил большой и успешный бизнес.

Можно ли научиться мыслить как предприниматель? — Думаю, да. Например, развитию ответственности чаще всего мешают психологические установки: мы обычно себя жалеем или ненавидим, в очень редких случаях принимаем, а значит, и принимаем ответственность за все происходящее.

Гибкость мышления можно развивать через тренировку нейронных связей, чтобы они формировались, достаточно не действовать все время на автомате, можно делать привычные процедуры по-другому, например, чистить зубы левой рукой или гулять с собакой каждый день новыми маршрутами.

Сложно сказать, можно ли развить в себе устойчивость к риску. Мне кажется, этот навык сродни работе с психологическими установками. Если мы понимаем, зачем и для чего рисковать, мы можем это сделать, главное, чтобы у человека было четкое понимание, что он знает, чего хочет.


— В новой экономике много новых понятий: экосистемное лидерство, решение общественных проблем как цель зарабатывающих организаций, альтернативные оценки капитала. Расшифруйте хотя бы некоторые из них, на чем основана новая экономика?

Андрей Дунаев:

— Многие части современной общественной и экономической жизни воспринимаются как неизбежные, хотя они просто достались нам исторически. Когда они создавались, ограничения технологий и инструментов не позволяли сделать их лучше, например, как сто лет назад можно было организовать избирательный процесс, когда в обществе был столь высок процент неграмотных людей, к тому же все делопроизводство было бумажным. Сегодня цифровые подписи, распределённые реестры и технологии идентификации позволяют сделать процесс надёжным и достоверным, но инерция в обществе и интересы определённых групп людей поддерживают старые модели организации, использование их несовершенства кому-то приносит выгоду.

Несправедливость компаний по отношению к своим сотрудникам, разрушающее воздействие бизнеса на окружающую среду, ограничение доступа к образованию и информации в целом — сегодня большинство существующих проблем могут быть решены, для этого необходимо использовать новые методы организации, снимающие ограничения.

В новой экономике условия сделки между производителем и потребителем зависят от предыдущих сделок этого производителя с другими потребителями. А значит, становится актуальным требование к прозрачности сделок. Чтобы получить возможность стать богаче, нам придётся открыть информацию о том, что, кому и за сколько мы продали.

В новой экономике результат деятельности компании оценивается не только по финансовым показателям, учитываются все результаты ее деятельности: если она произвела продукции на миллион, при этом нанеся ущерб природе на два миллиона, то её суммарный результат будет минус один миллион. Если её товары разрушают здоровье людей больше, чем они получают пользы от этой компании, то ее стоимость не больше нуля, а значит, встает вопрос о ее существовании. Если компания получает выгоду за счёт того, что сотрудники теряют здоровье, им наносятся психические и физические травмы, значит, весь этот ущерб будет вычитаться из общего результата работы компании. Когда эти принципы начнут действовать в полной мере, мы увидим совсем других лидеров бизнеса.


— Это и есть ценностные изменения в новой экономике?

Юрий Филатов:

— Гендерное равенство, инклюзивность, устойчивое развитие — это уже не просто модные слова, а конкретные измеримые параметры, влияющие на бизнес-показатели. Это те изменения, которые происходят на ценностном уровне. Капиталистическая модель экономики привела нас к неравенству и экологической катастрофе. Очевидно, пора что-то менять, ведь экономика — это, в первую очередь, наука о том, как сделать нас всех богаче, общество, а не отдельных людей. И от того, какую новую экономику мы построим, зависит будущее.


*Источник материала Федеральный бизнес журнал

Подпишитесь на статьи от Школы M-A-C-S

Неправильный формат